г. Барнаул, ул. Матросова, 12. Тел.: (3852) 77-77-64, 77-33-04.

День в истории

ПнВтСрЧтПтСбВс
    

27 января

1904 год - в Санкт-Петербургскую государственную сберегательную кассу обратился вкладчик Филипп Воронов. Он снял со счета все свои деньги. Когда Воронова спросили о причине такого поступка, он показал письмо, отпечатанное на гектографе и брошенное в его почтовый ящик. В этом послании был истеричный призыв: «Спасайте ваши деньги!».

Вкладчиков российских банков пугали: «Министрам нужны деньги на войну с Японией. Они берут наши деньги в сберегательных кассах и дают нам ренту». Точно такие же письма появились в крупных городах Российской империи сразу после нападения японцев на русскую эскадру в Порт-Артуре. А ведь письма надо было отпечатать, развезти по стране, раздать разносчикам! Одним словом, работа была проделана большая и серьезная. Во многих местах ситуация стала критической. Особенно сильная паника охватила Варшавскую, Прибалтийскую, Минскую, Виленскую и Гродненскую губернии. Но спокойная и взвешенная политика правительства быстро погасила страсти: вклады выдавались всем желающим, банки объявили, что обязательства перед вкладчиками будут соблюдаться неукоснительно.

Тщательное расследование этой экономической диверсии не выявило никаких следов японских спецслужб. Непричастными оказались и революционные партии: все они кишели полицейской агентурой и просто не могли провести такую акцию незаметно. Позднее японцы действительно финансировали русских революционеров, но в самом начале войны они еще не воспользовались таким способом воздействия на противника. Кто же попытался «раскачать лодку»?

Похожая ситуация сложилась в июле 1914 года: за неделю до «неожиданно» вспыхнувшей Первой мировой войны в столице Российской империи начались странные стачки. По данным «охранки», они возникали без видимой причины и так же внезапно заканчивались. Необъяснимый всплеск «классовой борьбы» застиг врасплох и ведущие революционные партии. Татьяна Боткина, дочь царского медика, расстрелянного со своими пациентами в Екатеринбурге, пишет в своих «Воспоминаниях о царской семье»: «Рабочие бастовали, ходили толпами по улицам, ломали трамваи и фонарные столбы, убивали городовых. Причины этих беспорядков никому не были ясны. Пойманных забастовщиков усердно допрашивали: почему они начали всю эту переделку? «А мы сами не знаем, нам надавали трешниц и говорят: бей трамваи и городовых, ну мы и били».

1929 год - в парижском конкурсе красоты «Мисс Европа» впервые участвовали русские девушки. Сначала организаторы хотели выявить претенденток через «Комсомольскую правду», но затем одумались: Политбюро наверняка выберет девушек по идеологическим соображениям и завалит все дело. В результате подключили эмигрантский журнал «Иллюстрированная Россия». Редакция объявила конкурс «Мисс Россия»: русскую нацию должна была представлять незамужняя красавица от 16 до 25 лет. В условиях конкурса особо выделено требование «достойного поведения»: «Все должно протекать в обстановке безупречной нравственности, а моральные качества кандидаток должны играть первостепенную роль». В жюри были художники Бенуа, Билибин и Коровин, режиссер Немирович-Данченко и писатель Куприн - известный женолюб.

Сначала проходило собеседование. Те, кто понравился комиссии, вызывались на «смотрины». При этом девушки должны были быть одеты в будничное платье. Жюри тщательно обсуждало достоинства каждой претендентки и выставляло по три оценки: за красоту лица, за красоту фигуры и за общее впечатление. Высший средний балл получили три девушки, а окончательный выбор пал на 18-летнюю Валентину Остерман из Ростова. Но первая русская красавица была дисквалифицирована: она скрыла от жюри, что, являясь русской по происхождению, она немка по паспорту. В результате на европейский конкурс отправили 16-летнюю Ирину Левитскую.

Четыре года спустя очередная обладательница титула «Мисс Россия» Татьяна Маслова стала «Мисс Европой». С 1935 года русские девушки принимали участие в конкурсе «Мисс Вселенная».

Яндекс.Метрика